четверг, 22 февраля 2024 г.

Исторические связи в архитектуре

 

XI век (в центре). "Черный город" основан он был в 1032 династией Западная Ся. В 1226 году, город был захвачен Чингисханом и, приглянувшись правителю, не был, как многие другие разрушен, но стал развиваться под властью монголов как одна из его "столиц". В 1372 году город был осажден династией Мин, перекрывшими реку Эцзин, что привело к его падению.

XIV век (вверху). По технологиям миланского замка Сфорца итальянские строители возвели стены и башни Московского Кремля: Аристотель Фиораванти несколько лет проработал в Милане, как миланские мастера Марк Фрязин и Пьетро Антонио Солари.

XV век (снизу). Во второй половине XV века, при Иване III Великом, началась коренная перестройка Московского Кремля итальянскими мастерами с учетом пожеланий и вкусов владельцев, которые постепенно выходили из под многовекой власти Орды и регулярной дани татарам больше не платили, но Ивану III, как и его преемникам, приходилось тратить большие средства на поминки (подарки) различным ханам, включая вассальных ханов Касимова. Многочисленная ордынская аристократия тогда становилась российской так же, как и ранее восточные русские князья входили в ордынские элиты Джучиева Улуса, крупнейшего многонационального государства центральной Евразии в XIII—XV веках, управляемое чингизидами и владевшее Московией.

вторник, 20 февраля 2024 г.

Катакомбная церковь апостола Иакова

 

 

Мы оказались в залитом светом городе из светлого песчаного камня с площадями на разных уровнях, мощеными очень чистой, нереально чистой светло-серой брусчаткой. Их соединяли переходы с лестницами, арки, анфилады, пассажи, портики, проходами с колоннами.  Было много свободно открытого места на площадях и улицах между вплотную стоящими зданиями.

Архитектура казалась совершенно классической, романской, итальянской, похожей на средневековой европейской, но более величественных, совершенных и простых форм. Она не казалась старой, скорее современной тому времени или тому состоянию, где мы все находились.  

 

Этим ранним днем на безлюдных улицах встречались редкие прохожие. Хотя, надо сказать, что и теней не было, потому и время определить было трудно.

Круто повернув по одной улице, мы спустились в колоннаду и далее по лестнице опустились на улицу нижнего уровня. Обе улицы шли вдоль огромного здания, в котором находилось нечто среднее между университетом и храмом или же, можно назвать - их объединение. И это было весьма серьезное и уважаемое заведение, известное только избранным.  

Замешкавшись в выборе между несколькими высокими массивными дверями из светлого дерева с тяжелыми металлическими ручками, мы спросили совсем неслучайного прохожего, где же наш искомый храм. Он показал правый портал с  рельефной табличкой на уровне груди, сливавшуюся цветом со стеной, на которой латинским шрифтом с сокращениями было продавлена совершенно понятная надпись Храм апостола Иакова - Ризоположение.

С трудом отворив двери, оказались в неосвещенном помещении, куда проникал только уличный свет,  похожей на лекционную аудиторию с амфитеатром мест в 10-15 рядов с амфитеатром и ложами, заполненной публикой в тёмных костюмах и белых рубашках. В основном это были мужчины среднего и старшего возраста, но мальчиков и стариков не было. Изредка встречались пожилые женщины. Все были похожи на священников и профессоров, а не на прихожан и студентов. Никаких предметов культа, книг, оборудования для экспериментов не было. Не было в них и нужды. Вся работа происходила только на духовном уровне. На уровне разума, сердца и воли. Для лжи не только не оставалось места, но это понятие там полностью отсутствовало. Такая атмосфера казалась единственно верной и единственно естественной.

Мои старшие нашли места в более высоких рядах, а я остался стоять внизу, подыскивая свободное место. Мы попали в перерыв. В аудитории публика сдержанно двигалась, общалась, но общалась молча безо всякого шума. В зале не было ни одного чужого, ни одного гостя - все присутствовавшие были одновременно и слушателями, и выступающими. Каждый делился своей собственной информацией, анализом, и достижениями, прикладывая свою часть исследования мира к общему делу. Собрание, ни много, ни мало, определяло некий глобальный ход событий в вечности. Этот ход был неумолим. Он, полностью определенный своей предысторией никак не мог измениться в зависимости от любых собраний. Но все-таки почему-то зависел и от собрания. И оба были в полной гармонии и взаимозависимости друг с другом.

В воздухе чувствовалось небывалой силы действие. Такая энергия нуждалась быть спрятанной в тени нижнего уровня, чтобы сдерживать свою силу. Мы совсем не были удивлены своим присутствием в этом обществе. Такие собрания на пути вечности время от времени необходимы для согласования целесообразности общего хода времени и событий. Было понятно и привычно, что движение, определяемое этими собраниями, невозможно остановить.

Оно неуклонно происходит не только в своей реальности, но также и внутри каждого участника. И вся эта сумма параллельных процессов равна одному общему процессу, и каждый в отдельности сам по себе является таким же самым, что и общий.  Для полного же действия достаточно только одного любого процесса. Такая соразмерность обеспечивала беспрецедентную уверенность, что все идет так, как намечено. И собрание с таким составом не могло ошибиться, если каждый обладал полной информацией. И каждый ею обладал.

Это была вечность. Это был покой. Это была уверенность. Это была совершенная правильность. Слава апостолу Господа нашего Иакову, что он с нами.

вторник, 30 января 2024 г.

Земляничная поляна


 
 
 
 
 
 
 
 
 
"Smultronstallet" — E.I. Bergman

Душа моя...
Как покинутый временем
Город лишний,
Свободный от бремени
Жизни,
И неподвижный

Я прощу от бессилья и мудрости,
Нищеты или скудости
Все вам слабости 
И обиды
Душою разбитой,
Ожидая прощенья—
Защиты
Перед выходом с поля сражения

Больше я никогда не усну
Или вечно засну...
Я склоняюсь ко сну,
Если в нём
Вся прошедшая жизнь —
Она стала огнем,
Синим пеплом, осевшим на дно
И снесенным водой в океан...

Как-то отдан долгов караван...
И расколота якоря цепь
Наконец.
Пусть нелепо, но храбро
Взлетает корабль
Перегретый,
Отпетый
К одиночеству милой
Планеты.

Антиорки

 


“Above all shadows rides the sun.”
— J. R. R. Tolkien

Смотрю я зорко
В свои антиорки,
Покрытые коркой глаза,
Закрытые шторкой глаза,
Пропускают проказу,
Зараза...

Какая морока в прогрессии
Наблюдать их агрессию,
А как бы не видеть агрессии
В этой песне на пенсии?
Песьей бестии...

Стою я на горочке
Гляжу - вот шевелятся орочки,
Ах, как же им горько,
Что вижу я зорко!

Ударить бы грубо
По крышке их гроба,
Но надо же в оба
Смотреть,
Чтобы мне не совсем умереть,
Не истлеть
От микроба
Чтобы..

Но когда твои очи красивые,
Ревнивые, милые, льстивые,
В ледяном этом инее
Отделят меня линией
От толпы дерматиновой,
Обдадут меня душем
Алхимии,
Я сниму антиорки,
Открою заслонку -
Тонкую, звонкую,
От сердца горячего-
Зрячего.

2023.11.21, Москва-Батуми, А.В.С.

Восхитительные мунципалитеты

Coat of arms of Cureglia Я случайно поинтересовался - моя коллега Лиза Бюле, оказывается, живет в муниципалитете Курелия (Куреа), который откололся от города Лугано из итальянскго кантона Швейцарии 500 лет в 1468 г., а известен с 1335 г.. Сейчас там всего полторы тысячи человек, а когда откололся - было 200.Площадь всего 2.5 км2. Поразительно, как такой маленький клочок земли с небольшим населением имеет полтысячи лет истории и автономию. Фамилии столетиями знают друг друга. И ведь это так нормально для здорового общества. Я в восхищении. Вот так живут люди, пусть небогато, но долгоо и независимо. Эта страна - конфедерация свободных немцев, итальянцев, французов и ретороманцев, которыене не пожелали подчиниться даже королям родственных соседних стран.Там все равноправны настолько, что у страны нет официальной столицы. И это защищенне альпами и стпроцентно вооруженным населением абсолютно логичное устройство жизни вдали от орд ненасытных кочевников и маниакальных диктаторов. См. детали https://en.wikipedia.org/wiki/Cureglia

Coat of arms of SavosaА это герб соседнего мкниципалитета Савоса, также давно известного с 11-12 веков. Там был офис, в котором я так напряженно работал, что поинтересоваться историей появилось время почти 20 лет спустя...И к моему удивлению - такой вот герб. Ничего не напоминаает? https://en.wikipedia.org/wiki/Savosa

 

пятница, 17 ноября 2023 г.

Встреча с отцом

    Снилось, что был на затянувшейся вечеринке с какой-то мутной проходной компанией в чьей-то неприбранной квартире без хозяина, похожей на квартиру татарских родстенников Марины в конце Ленинского у "Гаваны". Там были выпившие и буянившие гуляки, ссорящиеся семейные пары и мрачные "деловые" восьмидесятых годов, предлагавшие какие-то способы увеселения и наживы, строившие свои комбинации и завлекавшие в них других. Кто-то приходил, кто-то уходил, заходили в какие-то соседние рестораны, опять возврашались. Куда-то делся мой телефон, но осталась сим-карта, и пришлось переставить её в старый, но надежный рабочий "Самсунг". Беспокойная атмосфера чужой холодной квартиры поднадоела и я вышел к Ленинскому напротив местечка, называемого "собачкя" для выгула питомцев, где проходили первомайски народные концерты, ярмарки и гуляния. По проспекту шли один за другим те самые серо-синие старые троллейбусы, но я никак не мог найти остановку в направлении центра.

    Найдя, поехал и вдруг оказался в Протве, но не привычной реальной Протве, а очень похожей на нейй из какого-то другого мира, который был тожн тут - рядом, пронизывая сущестующий. Не надо было никуда далеко перемещаться, чтобы оказаться в нем. Эти миры находятся один в другом и другой в первом. Поселок был практически безлюден. Было серо, сумрачно, но достаточно светло, без солнца, без теней, а свет, казалось, проникал равномерно со всех сторон сквозь небо обложенное сплошными без просвета равномерными облаками. Невозможно было сказать, какое это время суток: раннее или позднее; нельзя даже было узнать, какое это время года: ни весна, ни осень. И там так было всегда, без перемен годами, веками - без времени суток, без времени года, без солнца, без теней. Центральный гастроном был наполненен товарами, недорогими, но полезными и необычными, как в старое время, когда научный городок снабжался по особой квоте. Продавцов не было видно, кассы столи пыльные, а товары, хоть и настоящие, вряд ли могли быть кем-то  купленны, кому-то вообще понадобиться для какого-то применения. Было очень спокойно и тихо. Я подумал, что если бы Варвара с дочкой не жили бы с такой ненавистью к нам, то мы бы приезжали к отцу с большей радостью, было бы всем светлее, радостнее, спокойнее, комфортнее. 

    В пристроенной к гастроному веранде, как местных в детских садах для прогулки детей, разводила цементный раствор в грязном ведре с подлой улыбкой дочка Варвары. Я поздоровался и спрашивааю что это, зачем. Она, хитро щурясь, сказала - надо поправить могилу. Я говорю не надо, там все в порядке. Подошел, ни на кого не глядя, ее покойный брат, они вместе взяли ведро с раствором и ушли куда-то в поле к старой радиовышке у гаражей. Я понял, что они испортили мой памятник, чтобы его заменить своим негодным Вскоре потерял их из виду, а найти могилу было трудно - ведь поселок стал иметь незнакомые очертания. 

    Вдруг вышел быстрой походеой отец, он был рад встрече, но не смотрел в глаза. Погода была прохладная, как осенью и отец был в старом знакомом толстом темном пальто, которое я донашивал в шестнадцать лет.  Я говорю, что же это, отец, почему эти люди трогают твою могилу, эти трое мерзких существ. Отец немного прошел со мной, но ничего не ответил. Я несколько раз попросил его сделать так, чтобы они сгинули за такое надругательство, а потом спросид, где находится могила. Но отец молчал, он пробыл со мной еще достаточно продолжительное время, я чувствовал себя с ним умиротвооренно, и мы были вместе в первый раз с того времени, как он ушел, а раньше почти никогда не снился.      

    Потом я снова оказался один, мне надо было найти могилу, но я  совершенно не мог предполоожить, где она.  Я позвал свою дорогую, и мы пошли в вместе сторону Угодска, где был двухэтажный центр с отслужившими надгробиями, принесенными с кладбища. Поднялись на второй этаж, и отец нас опять немного сопроводил, доведя до демонтированного разбитого надгробия, и снова исчез. Мы стали рассматривать какой-то зеленоватый памятник из плохого материала, как папье-маше. Он состоял из  центральной округлой плиты без надписей и ограды со столбиками по углам. Показав пальцем на многочисленные трещины и вмятины от ударов,  я сказал, посмотри, они специально били надгробие ногой, чтобы оно пришло в негодность. Пойдем, найдем их, чтобы помешать портить могилу. Я спустился вниз, но моя дорогая замешкалась, я громко крикнул ее имя, она ответила, а люди, идущие сверху, что она задержалась из-за того, что разбила очки, но сейчас найдет необычный способ поправить зрение и выйдет. 

    Я подумал, если отец был с нами, значит они портили пустую могилу, и там сами где-то и исчезли. А наш памятник, я вспомнил, был не безобразный зелёный, а черный, красивый, из дорогого мрамора и безо всяких столбиков. 

    Потом все пропало, а мы с моей дорогой увидели настоящее место, где сейчас и лежит мой отец. Памятник находился на своем прежнем месте около большой сосны, могилы в порядке, а вокруг чисто и прибрано. Чужих нет и в помине, ни рядом, ни вдали, нет никого, кто бы хотел навредить нашей памяти.

понедельник, 10 июля 2023 г.

Сто лет промчится

(эквиритмический перевод Pancho - Asi Tslis Shemdeg)
1.
Сто лет промчится - вновь зима упадет на город,
Сто лет промчится - и укроется белым снегом,
Сто лет промчится - свой покой обрету я не скоро,
Сто лет промчится - твои руки целую несмело

Припев:
Я так любил тебя все эти годы,
И так послушен твоим был слезам,
Но повстречавши тебя в непогоду,
Я за ладонями спрятал глаза,
Я за ладонями спрятал глаза

2.
Сто лет промчится - в летнем парке мы встретимся снова,
Сто лет промчится - и повздорим - уйдешь ты скорей,
Сто лет промчится - побреду за луною суровой,
Сто лет промчится - и увижу тебя у дверей

И скажу

Припев

3.
Сто лет промчится - нам исполнится по сто тридцать,
Сто лет промчится - три десятка друзей проводим,
Сто лет промчится - стариками мы будем вместе,
Сто лет промчится - и у Господа на пороге

Я скажу

Припев

4.
Сто лет промчится - вновь зима упадет на город,
Сто лет промчится - в летнем парке мы встретимся снова,
Сто лет промчится - три десятка друзей проводим,
Сто лет промчится, Сто лет промчится...

Припев

-------------------------------------

https://www.youtube.com/watch?v=VOmQU1uWM28 (на грузинском)
https://youtu.be/4xLGAVKr2ng
https://youtu.be/i_eHHpELla4

asi ts’lis shemdeg

1.
E E7 Am Dm Em
asi ts’lis shemdeg isev kalakshi zamtari mova
Am Dm G
asi ts’lis shemdeg isev daits’q’ebs pant’eli tovas
Dm C Am
asi ts’lis shemdeg isev vejdebi mghelvare gverdze
F# E7
asi ts’lis shemdeg isev gak’otseb mkhulvared khelze

Припев:
Dm G C Am
me isev miq’varkhar rogorts uts’in
Dm G C Am
da isev mak’virvebs sheni tsremlebi
Dm G C Am
me isev gnakhe kuchashi gushin
Dm E7
da avipare sakheze kheli

2.
asi ts’lis shemdeg isev vijdebit me da shen baghshi.
asi ts’lis shemdeg isev vichkhubebt, shen ts’akhval sakhlshi.
asi ts’lis shemdeg gzas gaminatebs me shensk’en mtvare.
asi ts’lis shemdeg rotsa gamigheb p’at’arav k’arebs,

me get’q’vi misamgheri

Припев

3.
asi ts’lis shemdeg albat viknebit asotsdaatis.
asi ts’lis shemdeg mogvenat’reba chven otsdaati.
asi ts’lis shemdeg isev vijdebit bebrebi ertad.
asi ts’lis shemdeg rotsa viknebit chven akhlos ghmerttan,

me get’q’vi

Припев

воскресенье, 28 мая 2023 г.

Покрытые инеем мокрые камни


Мы шли по стылому песку,
Мыски - в песке,

Валялись лески рыбарей
И якорей
Оборванные цепи,

Вдоль зимних шли с тобой морей,
Песок
Продрог
И стал сырей.

Покрытые инеем
Мокрые камни,
Остывшей пекарни
Лавандовый
Запах,

В каморках у моря,
Как после погрома,
Кагора и рома
Пустые бутылки,
Из пластика - вилки.

За бризом - лазурные горы
В ирисах,
И тонкий дымок
От ветвей кипариса

Кружился по ветру
В потоках воздушных,
Послушных веленью
Морского волненья,

Нарушил порядки
Волос
Твоих пряных
И шарфика многополосные
Складки.

Его сине-белые полосы,
Как струны ардинских арф,
Как ровные галапогосские
Волны, как стаи
Парящих в рассвете гагар,
Взлетающих против
Воздушных течений,
И уже не имело значений,

Что скоро расстает наш отпуск,
И даже закончатся жизни,
Поникнет над озером лотос,
А стрелки часов - повиснут.

Но ты не печалься об этом,
Есть в будущем где-то планеты,

Туда улетим, обнимаясь,
Мы рук своих не разнимая,

В остывшую честную вечность
И вне-временну'ю беспечность,
До тех пор
Пока человечность
Нас обратно не выманит
В эту конечность.

Мы жили летом, словно в феврале


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Мы жили летом, словно в феврале,
В очередном каком-то странном Риме,
Нам чудилась в его простом числе
Дорога помыслами замощёная благими

Казалось, дома мы, а не во мгле,
В тепле софитов четырех незримых:
Иверии, Святой Горы земле,
Печерской Лавры, Троицы святого Серафима

Свет скрыли тени Каина от глаз,
И стал наш дом ареной Колизея,
Из арок звери рыкали на нас,
Голодной пастью яростно и нагло багровея

Да, мы не первые в такой игре,
Тут главное не превратиться в зверя,
Проверь: остался меч ли на бедре?
Что ж, меч - молитва. Вместе мы. И жизнь нам не потеря

Столовые приборы


 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
В жёлтой прессе на яркой картинке -
Распродажа блошиного рынка:
Закрывался старинный французский отель:
Пилястры, аркады, грифон, капитель

Попали интерьеры под разборы:
Гардины и столовые приборы
На шесть персон искусного узора
Для болоньезе, мусса и рокфора

Смотрю и начинаю узнавать,
Такие ж бабушке передавала мать,
Потом события революционного террора,
И нет набора в сборе, нет узора

Кочевнику такая память не нужна:
Взял, вырезал к обеду ложку из бревна,
Для миртовых корней проросших глубоко
Значение таких находок велико

К наследию чтоб память развернуть
Приходится отправиться мне в путь,
Полезно иногда себе позволить
Вернуть частицу унесенной доли

Lugano-Москва, 2014, 2022.12.22, А.В.С.

суббота, 15 апреля 2023 г.

Знак перед Пасхой

Лет двадцать назад разрабатывал для рыбаков этот логотип для сайта, наполненный смыслом IXTYS, и сегодня обнаружил, что он не только актуален, но и напечатан во множестве. Аллилуйя!

понедельник, 20 марта 2023 г.

Парадоксальный дизайн для учёных от коллег

Ярко солнечные сочетания бежевого и оранжевого создавали теплое и светлое настроение, и, казалось бы, тут не место черным вставкам на потолке, но они увеличивали солнечный позитив, и, казалось бы, тут не место и холодному осеннему лесу строго на северной стене концертного зала, но и он увеличивал ощущение тепла внутри, как метель за окном в каминной...Здесь отдыхают пожилые учёные, и кто-то добрый и светлый добавляет им сил своим творчеством, усиленным такими тонкими контрастами...
    Это был особый гитарный вечер для гитаристов, исполнителей и коллекционеров, таких, как Бариев и Краснощеков . Были слышны стариннык романсы и пьесы на старинных гитарах Батова и Краснощекова времен императоров Александров и Николаев с их негромким, но прекрасным звучанием, доносящим до нас через век-полтора все еще живые чувства давно минувшего, но не ушедшего времени.

четверг, 9 марта 2023 г.

Финальный обратный отсчет и восьмерки

Поздно вечером в тяжелом настроении от опустившего на нашу землю мрака, открывшего заплаканным глазам свирепые и низменные черты огромного количества окружающих душ в существах, прежде казавшихся людьми, мы зашли в ночной маркет. В нем все было вроде бы и обычно, как всегда, только на полках полностью исчезла настоящая фирменныя продукция, заместившись поддельной в "правдоподобных" упаковках старательного дизайна. Необычной была только тяжелая атмосфера. Казалось, будто мы на морском дне под большим давлением. Было трудно дышать, говорить, думать, а чувства превратились в непрерывную тупую боль...

Буквально через минуту в зале зазвучала позабытая популярная еще в полузабытую "Перестройку" песня с особенным смыслом, звучавшая как гимн прошедших событий, это была "The Final Countdown" от группы "Europe".

Немедленно представилось, что над на горизонте полярной ночи появилась небольшая часть темно оранжевого сияющего солнечного диска, осветившая наши души внутри, и стало очевидно, что уже свершались события, перевернувшие более мощные пласты зла, давшие шанс миру принимать новый свет. И новые грядущие события уже хорошо знают свою историю и путь.

Поразившись открытию и безразлично побросав покупки в корзину, не обращая внимания на их удвоенную цену, мы подошли к кассе и пробили финальную стоимость, на чеке был великий знак в виде трех восьмерок: "888", а затем пришло короткое сообшение с карты "888" с суммой "888".

Число Иисуса Христа произошло из греческог записи имени ΙΗΣΟΥΣ, эти три восьмерки, которыми Господь метит своих людей, противостоят трем шестеркам - числу зверя, который будет повержен вместе со своими служителями.

Мы возблагодарили Творца, увидившеего наше скорбное состояние и пославшего такие прекрасные и очевидные знаки. Мы поняли неизбежность доминирования правды и добра.
...когда писалась эта заметка, впервые за долгое время ко мне прилетел мой добрый разговорчивый друг и сел на лэптоп, всматриваясь умными глазами в написанный текст...

Слава Богу за все!

понедельник, 5 декабря 2022 г.

Неясные соревнования

Это была довольно ухоженная планета, как у Teletubbies, без стран, без границ, да и без особого населения, с прекрасной экологией, но возникало чувство, что не очень давно идеальные парки и улицы вдруг остались без ухода, зарастая неподстриженной вовремя густой травой, кустами и деревьями, что хотя и не портило вид, но уже бросалось в глаза. 

Там иногда проходили какие-то непонятные соревнования без правил и призов, в которых неспешной трусцой бежали коренастые местные пары до неизвестного финиша. В одном из них выдалось мне принять участие. Остальные участники были расслаблены, а меня обнимала нервная предстартовая совсем нетипичная здесь дрожь - так хотелось выиграть у этих равнодушных конкурентов. Выиграть - то есть обогнать, но надо ли было обгонять - неизвестно. Сразу же оказалось простым делом, вырвавшись вперёд из своей пары, обогнать и следующую. Правда, никто не указывал, куда же дальше бежать. Я так сильно разогнался, что убежал далеко по широкой дороге, изгибавшейся между холмов, и, не обращая внимания на мелкие повороты, выбирал только широкие пути. 

    С шоссе дорога свернула в заброшенный парк. На серпантине я миновал узкое отверстие в холме, которое служило обычным пристанищем для уединённых пар в дождь, вечерами и ночами, наполненное внутри мусором из пустых жестяных банок и предметов одежды. Это вкупе с застоявшимся влажным воздухом и сумраком совсем не вызывало желания войти. 

    Далее дорога заканчивалась тупиком в виде покрытой растительностью многоярусной ниши или алькова в саду, в которой обитало сверкающее во тьме существо, похожее на голубую мартышку, макаку, или, точнее, на мохнатую паукообразную обезьяну, покрытую фосфором, одновременно испуганную и агрессивную. Оно, пугая, бросалось на всякого, нарушавшего его уединение, но вреда не причиняло.

    После нападения я повернул обратно и понял, что так и не знаю, куда надо дальше двигаться. Но вдруг на нижней дороге из-за поворота показалась передняя пара, и она по-прежнему не представляла, правильно ли двигается.        Чувствуя свои силы, опять обогнал их по дороге, ведущей, видимо, куда надо, ведь по ней точно бежало трое из четырёх соревнующихся. Да и за соревнованиями никто не следил и даже не собирался...Наутро оказались именины на планете обитания тела, соревнующегося с собой для поддержания формы.

вторник, 8 ноября 2022 г.

понедельник, 7 ноября 2022 г.

Заброшенный розовый храм

    Он находится на сумрачной верхней планете.Сзади следовал незримый проводник с грустным голосом, который поведал, что это храм "Бывших святых отец" или "Священников, так и не ставших святыми". Похоже была на то, что храм состарился, не открывшись, и в нем никогда не была совершена ни литургия, ни даже зажжена свеча. Внутри царил ещё больший сумрак, чем снаружи, почти мрак, мрак неопасный, а зайти было совсем нестрашно, но довольно неприятно, как в место запустения, такого запустения, что ни одно существо внутри не обитало. Сплошные стены из материала, похожего на розовый вулканический туф, без блоков и кирпичей, были призваны светится во вмгле, но теперь и сами покрылись серым пыльным налетом. Центральный вход-портал без дверей и пустые оконные проемы обрамлял орнамент из переплетённых и извивающихся толстых полос, похожих на скандинавский или скифский звериный стиль. Ни с какой земной религией ни один знак, ни одна черта его не роднила. 
    С тревогой подумалось, что вдруг этот храм и есть отображение чьей-то души (а вдруг моей?), вначале шедшей по пути праведности, но соступившей с него и погасившей возможное мерцание свечей, прекратившей и службы, и пение...
Такое странное не подлежащее изменению ощущение нереализованных возможностей, застывшее в вечности равнодушное и бессильное созерцание, без печали и сожалений, в которых уже тысячелетия нет никакого смысла.

понедельник, 20 июня 2022 г.

Край, провисший проводами

 

Край, провисший проводами
Баб, провисших животами,
Шлюх, болтающих грудями,
Заселенный племенами,
Презираемыми нами

Твои бубны с валунами,
Зипунами и зурнами,
Паны, ханы с чайханами,
Шаурмой и чугунами, -
Сгнили сами

Край, кишащий грызунами,
Холуями с галунами,
Площадными брехунами,
Награжденный орденами,
С растащёнными казнами

Твои храмы с именами
Лживой верой, письменами
Голубыми лизунами,
Пузанами, шептунами, -
Сгнили сами

Край с чужими временами,
Прогорелыми блинами,
Лесосплавом, плавунами,
Кочевыми толмачами
И ямскими табунами,

Твои хаты с паханами,
Блатарями, щипачами,
Картой с крапами, мошнами,
И квасными  хрипунами, -
Сгнили сами

Разоренный шатунами
Край, пронзаемый рожнами,
С кривоватыми полями,
Непрозрачными прудами,
Корпусами, кабаками,
Суками, пометом, псами,
Столбовыми адресами

Ты, покрытый небесами,
Очищаемый огнями,
Засыпаемый снегами,
Заслоняемый тенями,
Охраняемый богами
Мчишься вслед за облаками -
За своими чудесами

воскресенье, 10 апреля 2022 г.

А в небе лазурном волнует пшеницы

 
 
Вагоны подземки трясутся устало,
Их старая сталь не поет, не блистает,
Гудящий туннель тишину поглощает,
Глаза высыхают, душа высыхает

Влюбленные прежде глаза не сверкают,
А сердце глухое чуть бьется, не зная,
Чье сердце в туманном дыму погибает,
А чье погибает, пылая!

Никто не уверен, не пьян, не рассеян,
Но взгляд напряжен и невидящим взглядом,
Прикованным к сердцу, надежду лелеет,
Что бьются сердца там, где трудно, где надо

Мы слушаем сердцем: там живы ли дети?
Целы ли больницы? Роддомы и школы...
И молимся, молимся, свету из клети,
Чтоб света достигли святые глаголы!
 
А в небе лазурном, в далеких высотах
Обрядовой песней волнует пшеницы,
Теряющей зерна в медовые соты...
И кружатся, кружатся дивные птицы!

2022.04.10, А.В.С., Москва

воскресенье, 26 декабря 2021 г.

Новая война. Спасение в радиотени

Новая война сразу покажется очень странной - будто гуляешь вокруг радио-локационных станций. В полях стоят и стационарные, и мобильные антенны с размахом в 10-30 метров, но высотой всего 1-2 метра, которые своим излучением уничтожают все живое. И противодействовать этому голыми руками невозможно.

    Где-то на западных границах то ли своей, то ли соседней страны пришлось встретится с одной из таких систем. Их излучение катится до живого существа не сразу, а, примерно, со скоростью приливной волны, хотя само по себе излучение, похожее на радио, распространяется гораздо быстрее. Дело в том, что различные участки широкой антенны постепенно подстраивают свой диапазон под соседний так, чтобы возникала когерентность и пространство, метр за метром, поражалось бы такими наложенными невидимыми лучами все уничтожающими на своем пути. Каждую станцию обслуживало всего 2-3 военных в иностранной форме.

    Попав однажды осенним пасмурным днем под такое излучение наспех построенной из сырого бетона и металла стационарной станции, я с полным спокойствием понял, что шансов уже же нет просто никаких, и мне осталоась пара минут до конца... Инстинктивно смещаясь в сторону от фронта волны неожиданно наткнулся на другую такую же мобильную станцию, установленную на военном внедорожнике типа Humvee. В "радиотени" этой машины было спасение, и я спрыгнул в небольшую яму, окопанную вокруг автомобиля и обнесенную колючей проволокой. Волна медленно прошла, все уничтожив, а я, оглушенный, остался невредим, но, увы, меня заметили и военные, и какие-то их подчиненные в потрепанных гражданских пальто. Военные указывали на меня руками и, громко крича, послали ко мне сразу троих - главного с лицом фанатика с двуми городскими дядьками-подручными, а сами вернулись на свой пост.

    Эти трое попытались меня схватить, но нарвались на упрямую рукопашную. Мои удары сначала не были сильны после шока, и их гладковыбритые жестокие лица с водянистыми глазами продолжали наступать до тех пор, пока мне не удалось собраться и несколькими очень сильными ударами положить без сознания у кирпичной стены их главного, разбив в кровь свои кулаки. Остальные двое просто грустно остановились, и я понял, что им не очень хочется продолжения, и не хотелось с самого начала. Подумал вскользь, что, несмотря на новейшие "тихие" технологии, навыки боевых искусств никогда не бывают лишними...

    С мрачной решимостью, еще ничему не радуясь и не сводя с них напряженного взгляда, я постепенно отдалялся от проклятого места в свою сторону, не понимая, как остался жив...

четверг, 2 декабря 2021 г.

Ты в осени, а я уже в зиме

Ты в осени еще живешь, а я уже - в зиме,
И каждый временем своим как может правит,
Нас разбросала жизнь в забавной кутерьме,
Никто в чужое не войдет, чужое не исправит

В груди застыл прозрачный вздох моей любви
В ответ твоим призывным взглядам,
Не наступившая под знаменем зимы
Разбилась льдинкой страсть под маской маскарада

Я не возьму твои две теплые руки
Своими инеем покрытыми руками,
Не встретятся две разные реки,
Касаясь временами берегами

Не слиться нам в объятьях никогда,
Как двум столетиям не слиться,
Я буду вечно ждать в зиме тебя,
А ты из осени всегда ее страшиться

Моя снежинка падает на желтый лист,
А желтый лист - такой сухой и мятый,
В метель вплетается ветров осенних свист,
И весла у реки с уключин сняты...

2021.12.01, Москва, А.В.С.

среда, 3 ноября 2021 г.

Город под городом


Вдруг прошел слух, что в этом древнем южном городе над родственницей - девяностолетней женщиной надругались, и вышел на улицу, чтобы разузнать, так ли это, и кто обидчик.
    Не успев подойти к своей машине, неожиданно оказавшейся тут из другого города, обнаружил, что она самостоятельно тронулась и довольно быстро поехала , но не побежал следом, наблюдая, как она, отъехав сотню метров, развернулась обратной петлей на девяносто градусов, и не нарушая встречного движения, скрылась в переулке направо.
    Свернув туда же, оказался в пустынном тупиковом дворе, замыкавшемся грязным домом в несколько этажей, переполненных возбужденными молодыми людьми. Крикнул им, спрашивая, что известно об обидчиках родственницы и о машине? Толпа стала галдеть, прыгать, как стая бандерлогов, указывая на щуплого паренька в другой конце двора, вышедшего и присевшего на камень перед небольшим домиком напротив. По гнусному местному обычаю он попытался оскорбить фразой "ты стал девочкой из-за поруганной родственницы", но получивши жестко приближавщийся ответ "нет, это ты стал и сейчас еще раз станешь", бегом поканул двор.
    Снова обернувшись к толпе на балконе стал спрашивать, что передали в новостях о его машине, но все так громко галдели, что услышали только конец сообщения, из которого стало ясно только то, что ее хоть и видели, но неизвестно где.
    Дальше нашлись, как всегда, участливые прохожие, смуглые женщины и мужчины, похожие на какие-то перемешанные ближневосточные народы, охотно советовавшие для демонстрации своей мнимой осведомленности  обратится к кому-то из их знакомых за решением обоих вопросов.
    Кто-то показал на малорослого и единственного несмуглого пожилого худенького человечка, который когда-то был когда-то чьим-то военным и даже военно-воздушым представителем в этом городе, но, потеряв должность, остался там же жить и опустился, причем даже в буквальном смысле. Он пригласил к себе вниз по лестнице, сделанной из тонких дощечек ящичков из-под спиртного, под землю на глубину пары метров, где вокруг спуска было устроено жилище с грязным каменным полом в песке с подобием лежанки и стула.
    Хозяин, предложив выпить, но получив отказ, сам налил себе местного самогона в небольшлй граненый стакан, плеснув на землю - "братьям", хлестанул, а после и упал. Местная его жена из соседней комнаты-норы объяснила, что он вряд ли чем-то мог помочь вообще.
    Поднявшись наверх и выйдя на узкий тротуар замызганного дома, наткнулся на других людей, на мой вопрос показавшись на подземный дурно пахнущий не то ресторан, не то бордель, куда пришлось спустится, обнаружив омерзительное зрелище из стоящих в ряд небольших столов с грязными керосиновыми лампами, у которых вместо стульев стояли постели, покрытые чем-то нечисто-серым и мятым, вполовину обычной величины, а на каждой была пара опухших смуглых полноватых людей обоих полов, пивших дешевое пойло и спаривающихся. Они уже не могли передвигаться иначе, чем ползком. Один выполз на спине и признался, что это он дал повод слухам и зажмурил полное сальное лицо, ожидая расправы. Но ударить его было слишком омерзительно да и не за что - он настолько обрюзг, что ни на какое подобное действие не был способен.
    Стало понятно, что проблемы с родственницей, наверное, и не было вовсе, осталось только найти машину, но вдруг в голову пришла мысль, что показанный мне город, располагавшийся сразу под реальным городом, не настоящий. Он имел население, похожее только на развращенных каджей, совсем не похоже ни привычками, ни внешне на его настоящее христианское население поверхности. 
    Тревожила мысль, а не является ли место под городом его настоящей духовной сутью или скрытой душой? Но оглядев низкое небо из плотных серо-красных облаков, упиравшеейся во что-то твердое, понял, что это один из тех несчастных миров, в который не надо никому попадать, а попав - постараться побыстрее покинуть. Но он отчасти реален - ведь мерзкие пары его иногда поднимаются и отравляют людей. 
    Это было показано, как новое шокирующее реальное знание,  глубоко вонзившееся в память, как и другие иные миры.

среда, 30 июня 2021 г.

Катакомбы, тьма, свет и влага

Вместе с А. оказались в неглубокой сети пещер, пробитых в холмах и уходящих немного под землю. Над всем миром трепетал полный мрак, а тут хоть какой-то свет, будто от свеч или лампад, но людей не наблюдалось  нигде.
 
Система пещер была связана между собой такими широкими проходами и коридорами, что двое могут свободно разойтись, а некоторые имели пробитые в стенах небольшие окошки, сквозь которые видны дальние соседние через проходы помещения, также наполненные небольшим светом. Ощущалось, что там может кто-то быть, и даже точно кто-то есть, но кто - не видно. 
 
Мы находились в достаточно просторном помещение с невысоким потолком со спальными проемами в стенах между колоннами. Я вышел в соседнюю темную пещеру по нужде, но когда глаза привыкли, я понял что это подземный храм, за спиной во всю стену темнела влажная фреска, с которой потихоньку стекала вода вперед по наклонному в 10-15 градусов лотку шириной до двух метров, и покрывала на несколько сантиметров крупную гальку, мелкие камни и песок. Лоток походил на огромный греческий ящик-подсвечник, где вместо песка - вода. Хотя вокруг обстановка не отличалась чистотой, но в воде была неземная чистота, происходившая не из родника или реки, а из воздуха и образов.  
 
Подойдя ближе, я зачерпнул этой воды и окропил ей весь весь пол, очищая его. И потом этой же водой омыл крестообразно  лоб и лицо и стал рассматривать большое количество великолепно написанных улыбающихся мужских и женских ликов в стиле "сфумато", который использовал великий Леонардо, но намного древнее. Глаза людей, исполненные добротой, искренностью и истинной доброжелательностью, призывали присоединиться к их обществу. Образы выглядели словно живыми со своими одухотворенными ликами под покрывалами, скрывавшими фигуры и плечи. Прекрасное творение  содержало еще и некую тайну, за живописью чувствовался еще один открытый проем, но не в пещеру, а в иной мир, из которого в этот мир шла неодолимая сила. Размеры фрески впечатляли - шириной до восьми, а высотой до трёх метров. 
 
Изображение сначала не отличалось от темных стен до тех пор, пока на него не начинали смотреть глаза, а под взглядом оно постепенно начинало излучать свет, становившийся все более ярким. 
 
Я вернулся обратно в нашу пещеру сообщить, что по соседству найден подземный храм. Моя А., решив принять омовение, лежала в небольшом корытце, щедро намыливаясь полностью. Я с удовольствием присоединится к ней. Скоро закончив, мы сразу оказались на удивление очень чистыми, сухими и одетыми. 
 
Выглянув наружу и поднявшись на уровень выше к поверхности земли, мы увидели очень простой архитектуры заброшенный белый храм без украшений с небольшой главой, увенчивающей продолговатое прямоугольное помещение, построенное не ввиде креста, а ковчега. В полной тьме храм, как и фреска, стал потихоньку проясняться, а в его окнах появился жёлтый лампадный свет. 
 
Не оставляло странное ощущение не только какого-то недавно прошедшего катаклизма, лишившего планету света, воды и чистоты, но и ощущение чуда, что всё-таки свет и вода неистребимо возникали сами по себе от присутствия человека. И свет во тьме светился, и влага текла, и тьма не могла их объять.

пятница, 28 мая 2021 г.

Осознание человеческой божественности (Homo homini deus est)

Под землёй недалеко от ее разбитой поверхности передо мной оказалось три ничем не примечательных фигуры: двух девушек и юноши,  и первые секунды в этом не было ничего необычного. Но вдруг все плавно, но безвозвратно стало меняться: размеры, время и наполняющая их сущность...Как во сне, но наяву...И повлиять на это никак и ничем было нельзя.

    Неожиданно я стал становится прозрачным, сливаясь с воздухом, молекулы которого увеличились до размеров планет и их спутников, вращающихся по эллиптическим орбитам как друг около друга, так и вокруг этих людей, несоизмеримо выросших до гигантских размеров и напоминающих фигуры демиургов или олимпийских богов. Три фигуры, парящие на целую половину Вселенной...Время стало растягиваться, звуки стали на несколько октав ниже, вибрации реже, свет стал физически, как вода осязаемым, а видимое общение людей величественно замедлилось. 

    Мне показалось нереально божественным, что они в этом раскрывшемся потенциале были настолько совершенны, что могли общаться и понимать друг друга через половину видимого пространства, соединяясь вместе для создания новых идей, чувств, звуков, конструкций, вещей, и даже чтобы давать новую жизнь себе подобным. Это великолепие мерцало в обратной перспективе словно подводного сияния, исходящего из бесконено удаленного центра, вонзающегося в провал вечности  позади и повыше фигур. Я увидел сразу всех поблизости, кто сидел, стоял, шел, грустил, улыбался, переживал...

    Наполняющая пространство  божественность полностью перекрывала все до единого естественные челоческие недостатки, и даже усталые, пьяные, старые, неумные, нечистые и вздорные люди переставали смотреться низко, замолкая на ходу, приостанавливаясь и постепенно наполняясь давно и безуспешно ожидаемым пониманием. В каждого, как в яму, вливались духовные потоки сверхъестественного потопа, смывающего ветхое и отжившее. На чашу весов людских достоинств с огромной скоростью спикировала молнией многотонная железная комета, обнулив чашу недостатков. 

    Это стало очевидным при взгляде моего нового осознания, устремившегося к размерам микрокосмоса. Опущенное и избитое друг другом человечество вновь неспеша и неуклонно поднималось до дивных вершин мироздания, а мой собственный центр энергии физически пульсировалал от сладости вливавшегося  недоступного прежде познания центра мира. 

    Что-то смутно вспомнилось из наставлений великого геронты древних патериков, прежде таких нереальных, а теперь простых и ясных, как звёзды...я увидел его небольшие светло серые глаза, полные слез радости.   

    Мир встал на забытое тысячелетия назад свое прежнее место, начав вращаться на своей новой незыблемой оси. Блудные и неприкаянные гармония и порядок с достоинством возвратились в свой покинутый дом под такими разными, но внутренне едиными музыками всех небесных сфер...

четверг, 22 апреля 2021 г.

Милая крошка - Cielito lindo

 

(Cielito lindo - эквиритмический перевод)

Dedicado a Marina Kostyukhina, mi primera profesora de Espanol

С темных скал к нам в долину
Милая крошка тайно спустилось,
А очи ее - как маслины
Так игриво и нежно светились

(Припев)
Ай-ай-ай-ай,
Пой вместо плача,
Весельем песня наполнит сердца,
Радостью и удачей

Орел, что любимой покинет гнездо,
Другому отдаст награду,
Такого орла никогда ни за что
Жалеть, моя крошка, не надо

Ты милую мушку у алого рта
Покрой же мантильей, о дева,
Чтоб мир не слепила твоя красота,
А ревность во мне не горела

И каждый коротенький свой выходной
Иду на тебя любоваться,
Но праздник кончается, надо домой,
Обратно пора возвращаться

От сердца до сердца, от дома до дома,
Меж нами всего лишь полшага,
Пока твоей мамы нет дома
Меня обними ж, однако
 
Одну лишь стрелу озорник Купидон
Выпустил в сердце, играя,
И ранил меня, и теперь я влюблен,
Как жить без тебя не знаю!

(Припев)
Ай-ай-ай-ай,
Пой вместо плача,
Весельем песня наполнит сердца,
Радостью и удачей

__________________________

Cielito lindo

De la Sierra Morena,
Cielito lindo, vienen bajando,
Un par de ojitos negros,
Cielito lindo, de contrabando.

(Estribillo)
Ay, ay, ay, ay,
Canta y no llores,
Porque cantando se alegran,
Cielito lindo, los corazones.

Pijaro que abandona,
Cielito lindo, su primer nido,
Si lo encuentra ocupado,
Cielito lindo, bien merecido.

Ese lunar que tienes,
Cielito lindo, junto a la boca,
No se lo des a nadie,
Cielito lindo, que a mi me toca.

De domingo a domingo
cielito lindo te vengo a ver
cuando ser domingo
cielito lindo para volver.

De tu casa a la mia,
Cielito lindo, no hay mis que un paso,
Antes que venga tu madre,
Cielito lindo, dame un abrazo.

Una flecha en el aire,
Cielito lindo, lanzo Cupido,
y como fue jugando,
Cielito lindo, yo fui el herido.

https://youtu.be/YywnlQpSdEc

пятница, 5 марта 2021 г.

Две невесты

  Когда годы подошли к тридцати, пришло время подумать и о невесте. Эти занималась моя бабушка. Вера. Имен невест я не помню, неизвестно даже, были ли они в том мире, который был чем-то похож на наш прошлый мир восьмидемятых двадцатого века, но более благоустроен и спокоен:  родители обеих невест ездили на автомобилях и всегда супружескими парами, наполняя багажники дарами сельской жизни, но выглядело это более интеллигентно и культурно, чем обычно.

    Обе невесты были скрипачки, натуральные красавицы, обе светло русые, почти блондинки со слегка вьющимися волосами и искренними светлыми лицами с открытыми миру серыми или голубыми глазами, поднятыми к горизонту и выражавшими спокойную готовность связать свои жизни навечно с супругом, и, пройдя через венчание, отдаться всецело семейному очагу.

    Одна, первая невеста, была повыше ростом и уже ночевала в одном доме со мной. Она была мне уже знакома и сердечна. Мы о чем-то изредка немного говорили, когда она подходила близко и заглядывала в глаза с полуулыбкой. Другую же привезли родители на своем автомобиле и расположили в строении, типа дома культуры с актовым залом, чем-то похожим на шведский дом, как у Тарковского в "Жертвоприношении", но светлом, с белыми стенами и прозрачными окнами, пропускавшими немигающий свет внутрь. 

    Вообще в том мире время будто остановилось и все было наполнено покоем настолько, что люди, говоря или делая что-то в одном месте, давали о себе знать за многие километры. Настолько был недвижим воздух и стояла тишина. На дворе было прохладно, как зимой на морском побережье, но сухо. Все было упорядочено и безмятежно.

    Единственным мучением было мое размышление о невестах. Взяв любую, я бы невольно нанес травму другой. И я думал в безвыходности, как бы избежать этого выбора, который должен был совершиться после выступления обоих девушек в этом концертном зале с ровным полом и огромными, но старомодными окнами.

    Я проснулся утром, но будто бы и не спал вовсе в размышлениях. Моя бабушка с утра относила разные вкусные необычные блюда  родителям обеих невест - это были вторые блюда в тарелках, накрытыми другими тарелками и завернутыми в полотенце. Я же отчаялся и думал, что Бог с ним, выберу ту невесту, которая уже со мной была под одной крышей, а второй даже не дадим знать и грядущем выборе...

    Наступил полдень и мы собрались в концертном зале. Я смотрел ноты пьес, которые собирались исполнить мои невесты. Ноты были напечатаны на каком-то гибком пластике бежево-серого цвета, а не на бумаге, что напомнило о том, что это все-таки был како-то иной мир...Как же они, мои невесты, были обе прекрасны, похожие на античные скульптуры, на две Венеры, величественные и непогрешимые. И, о, да, выбор был невозможен настолько...и я проснулся...

    Проснулся еще раз в смятении, постепенно приходя в себя, начиная понимать, где я...и со слезами обнял за шею мою единственную радость, которая уже выбрана также, как и во сне, вместе с моей бабушкой, выбрана и уже четверть века со мной, с которой у нас уже многое свершилось, чье сердце бьется вместе со мной, мою живую и настоящую. И это все здесь и сейчас - в нашем прекрасном мире, на границе между землей и небом.